Едва я вошел в мастерскую, хозяин с порога предложил: «Садись, портрет набросаю. А иначе разговор не получится…» Так и родились воспоминания  Владимира Голубя, архитектора и художника.     15826317_1441986945841945_8419888264117227119_n

 

—  Признаюсь, мои курсовые проекты были далеки от реальной жизни. Глядя на них Евгений Борисович Яшунский как-то произнес: «Смотреть интересно, а воплотить не возможно». Чтобы  набраться   уму разуму, он предложил мне и сокурснику  Александру Ковальчуку,  вполне  «осязаемую» задачу: разработать проект реконструкции центральной части Херсона. Город выбрал не с потолка. Дело в том, что Яшунский  в годы  молодые работал здесь главным архитектором проектов. Знал город хорошо, любил его…

На «натуру»  выехали  вместе: я, Саша Ковальчук, Валя Городович и Евгений Борисович.  Яшунский  увлеченно рассказывал  об  истории Херсона, его архитектурных особенностях. Его длинные повествование, а он умел это делать,  изобиловали ассоциативными понятиями. Тогда я не мог взять в толк: ну, причем тут испанский дворец 17 века Альгамбра к какому-то Херсону. Это позже до меня дошло, что  образными сравнениями, он  ненавязчиво подводил нас к главному – использовать местный исторический колорит в своей работе.

Прогуливаясь улочками южного города, мы  незаметно  вышли на припортовую набережную, как вдруг откуда-то сверху донеслось:

— Володька!..

Я растерялся. Ну, кто меня может знать в незнакомом  городе?

— Володька, это ты?.. — донеслось  с борта парусника, пришвартованного к набережной.

Своего друга детства и однокашника  Леню  Прохорова узнал не сразу. В морской форме и «крабами» на фуражке, он смотрелся  как заправский  мореплаватель.

15894736_1441986952508611_8049113790731969664_n

ФОТО:  Снимок из семейного альбома  Владимира Голубя.  На бриге «Товарищ».  Справа налево: Евгений Яшунский,  Леонид Прохоров, Владимир Голубь, Валентина   Городович, Леонид Халявский и Александр Ковальчук. Херсон.                                                  

— Служу боцманом на бриге  «Товарищ»! — горделиво представился  Прохор (так мы, пацаны,  звали  его во дворе). — Поднимайтесь  на борт, гостями будете…

На палубе,  среди экзотической корабельной «архитектуры» — пиллерсов, бимсов, карлингсов  про свою профессию  мы не забыли. С высокого борта  парусника, мы зачарованно смотрели на местный  ландшафт и старались поймать   настроение южного города. Стоя на капитанском мостике, Яшунский с седой шкиперской бородкой, походил на бывало мореплавателя, не раз побывавшего на этих берегах. Он нарочито-увлеченно рассказывать о  городе, который любил, органично вплетая в архитектурную  тектонику  литературные образы. При этом  напутственно повторял: «За новаторством не  забывайте и о традициях. Сумейте найти баланс…».

Задания между  мной и Сашей,  наш  уважаемый куратор  распределил таким образом, что бы  развить  слабые стороны каждого. Александру, который слыл «прагматиком-энциклопедистом»  поручил творческую часть —  разработка фасадов. А мне — «художнику-оригиналу»  привязку объектов.

15822990_1441989065841733_2744055126648846681_n  С тех пор прошло более сорока лет, но и по сей день считаю, что тот счастливый миг, где все так тесно переплелось —  и встреча друзей, и бриг «Товарищ», и рядом мудрый наставник, оказался для меня знаковым.

Дипломная работа «Реконструкция центральной части Херсона»,  как лучшая студенческая, была опубликована в республиканском журнале  «Архитектура».

                                                         

 

 

         

Реклама